ПАМЯТНИКИ КРЫМА

Онлайн Каталог-архив

Могила мичмана Н. К. Пустовойтенко

Мемориальная надпись

Мичман Пустоаойтенко

Николай Куприянович

1911 - 1972 


Твой подвиг бессмертен

Информация

23 июня 1942 года. Подводная лодка М-32 лежит на грунте в одной из бухт Севастополя. Подняться наверх нельзя: в дневное время акватория простреливается артиллерией, а воздухе господствуют самолеты люфтваффе. От недостатка кислорода и паров бензина экипаж находился в бреду и забытьи, выхода из лежащей на глубине 35 метров стальной трубы не было. Их единственным шансом на спасение была стойкость всего одного человека.

С мая 42 года, после катастрофы Крымского фронта и потери Керчи, ситуация со снабжением осажденного Севастополя резко ухудшилась. Господство в воздухе немецкой авиации и вызванные этим большие потери в боевых кораблях и транспортах вынудили командование Черноморским флотом привлечь к доставке грузов подводные лодки. С субмарин сгружали большую часть боезапаса, брали продовольствия на 5-6 дней для нужд экипажа, забивали все свободное место продовольствием и боеприпасами и начинали переход в осажденный город. При этом нагромождение мешков и ящиков блокировали доступ ко многим важным агрегатам, но главной бедой подводников стал бензин, перевозившийся в одной из цистерн балласта. Бензин и его пары быстро разъедали сальники клапанов внутренней вентиляции цистерн и поступали внутрь прочного корпуса. Создавались опасность отравления экипажа и возможность взрыва. Для предотвращения проникновения паров бензина в отсеки сальниковую набивку клапанов пропитывали зеленым мылом, ставили заглушки, вели более интенсивную вентиляцию отсеков и т.д.

22 июня в Севастополь прибыла М-32 под командованием капитан-лейтенанта Колтыпина. Пришвартовавшись в Стрелецкую бухту, лодка выгрузила 8 тонн боеприпасов и откачала 5,8 тонн бензина. Однако его остатки обнаруживались потом в самых неожиданных местах. Приняв на борт 8 пассажиров, в том числе и 2 гражданских женщин, лодка 23 июня в 2 часа ночи отошла от пирса для дифферентовки и следования в Новороссийск. Через 15 минут, когда подлодка погрузилась и находилась на глубине 6 метров, при задраенных переборках в центральном посту произошел взрыв паров бензина. Горение продолжалось 3-5 секунд. В результате взрыва были повреждены радиорубка и некоторое радиооборудование; шесть человек личного состава получили ожоги 1-й и 2-й степени.

Сложность обстановки усугублялась тем, что лодка не могла выйти из бухты в светлое время суток, так как сразу попала бы под огонь батарей и удары самолетов противника. А до наступления темноты оставалось еще 16 часов. Условия внутри лодки стали чрезвычайно тяжелыми, воздух в помещениях насыщался парами бензина, но другого выхода не было. Командир, найдя 35-метровую глубину у выхода из Стрелецкой бухты, лег на грунт. Колтыпин приказал всем лежать и лишних движений не делать. А сам до 10 часов проверял отсеки и беседовал с людьми, а затем заснул в центральном посту. Воздух в лодке сильно насытился парами бензина, люди стали дуреть, терять сознание. В 12 часов командира разбудили, так как ситуация становилась критической, в работоспособном состоянии осталось буквально несколько человек. Акустик Кантемиров лежал на настиле и плакал, приговаривая непонятные слова. Моторист Бабич кричал и плясал. Электрик Кижаев медленно ходил по отсекам и кричал: "Что это все значит?". Большинство людей лежало в обморочном состоянии. Женщины уговаривали командира всплыть, а когда им объяснили, что этого нельзя сделать, им показалось, что экипаж лодки почему-то решил коллективно умереть, и просили застрелить их. Фактически к 13 часам способность соображать и действовать сохранилась только у трех человек: командира, старшины группы Пустовойтенко и краснофлотца Сидорова. До 17 часов командир ходил, спал, временами терял сознание. Когда он почувствовал, что дальше не выдержит, то приказал Пустовойтенко не спать, считая боевой задачей во что бы то ни стало продержаться до 21 часа и тогда разбудить командира, который лег во втором отсеке. Несколько раз командир просыпался и напоминал Пустовойтенко о его задаче. В это время командир БЧ-5 Медведев, будучи не в себе, несколько раз ходил в первый и шестой отсеки и пытался открыть входные люки. За ним спокойно ходил Сидоров и за ноги оттаскивал его от люков. Механику все же удалось незаметно отдраить люк в кормовом отсеке, но 35-метровое давление плотно прижимало люк к корпусу. В конце концов командир БЧ-5 также уснул.

Старшина продержался, но добудиться командира в 21 час не смог, как и не не удалось ему привести в чувство командира БЧ-5, которого на руках перенес в центральный пост. Тогда Пустовойтенко решил перенести в центральный пост командира лодки, самому продуть балласт и, когда лодка всплывет, вынести командира наверх, надеясь, что на свежем воздухе он быстро очнется. Старшина продул среднюю цистерну, и лодка всплыла под рубку. Затем он открыл люк, но от свежего воздуха тоже стал терять сознание. Чувствуя это, он успел задраить люк и упал вниз. В таком состоянии лодка оставалась на протяжении двух часов. Через отдраенный механиком люк в кормовой отсек стала поступать вода, заполнившая трюм отсека и залившая главный электромотор. Течением воды лодку отнесло на каменистый берег к Херсонесскому маяку. Когда Пустовойтенко пришел в себя, он открыл рубочный люк и вытащил наверх командира лодки. Колтыпин очнулся, но управлять лодкой еще долго не мог. Старшина за это время пустил судовую вентиляцию, задраил люк в кормовом отсеке и откачал воду из трюма, продул главный балласт. Затем вынес наверх электрика Кижаева, привел его в чувство, отнес обратно и поставил на вахту к электростанции. Откуда только силы взялись? Богатырского здоровья был человек!

После того как командир стал способен управлять кораблем, он попытался снять стоящую носом к берегу лодку с мели. Для этого он скомандовал "задний ход", но электрик Кижаев, не придя еще в полное сознание, вместо "назад" дал ход "вперед". Командир спустился вниз и попытался выяснить, почему электрик не выполнил команду, на что тот ответил: "Наша лодка должна идти только вперед, назад нельзя: там фашисты". Пришлось командиру около электрика поставить Пустовойтенко, чтобы тот обеспечил правильное исполнение команд. Больше проблем с моторами не возникало.

От ударов о камни М-32 сломала вертикальный руль, и он мог перекладываться только влево. Батарея разрядилась. Короче говоря, сняться с камней не могли. Командир, не до конца еще придя в себя, не находил правильного решения. В этот тяжелый для лодки момент к нему подошел матрос Гузий и предложил запустить дизель. Пустовойтенко и моторист Щелкунов приготовили мотор и дали сразу 600 оборотов. Лодка пошла по камням и вышла на чистую воду, а затем, обогнув Херсонесский маяк, прошла по фарватеру за минное поле и взяла курс на Новороссийск.

За свои действия старшина Николай Куприянович Пустовойтенко был награжден орденом Боевого Красного Знамени. Подводная лодка М-32 благополучно пережила войну и была исключена из боевого состава флота в 1953 году. А в 2016 году в музее Боевой Славы в Верхней Пышме установлен её полноразмерный макет.

Обсуждение

Авторизируйтесь через соцсеть, чтобы оставить комментарий

Загрузка комментариев
Общая информация

Дата установки: 1973 год
Географическое положение

Населенный пункт: Нахимовский муниципальный округ
Муниципалитет/Горсовет: Город федерального значения Севастополь
Геопозиция: 44°34′48.5″N 33°35′14.9″E
Местонахождение

Мемориальное кладбище советских воинов, поселок Дергачи

Yandex.Metrica