ПАМЯТНИКИ КРЫМА

Онлайн Каталог-архив

Могила И. К. Айвазовского

Мемориальная надпись

Профессоръ Иванъ Константиновичъ
АЙВАЗОВСКIЙ
1817 – 1900


Здесь покоится прахъ

Профессора

Ивана Константиновича

АЙВАЗОВСКАГО 

1817-1900

Информация

     Иван Айвазовский родился в Феодосии, в семье армянского купца Айвазяна (Гайвазовского), и был крещен под именем Ованес (армянская форма имени «Иоанн»).
     Семья была небогата, отцу художника приходилось усердно трудиться. Мальчик явно рос талантливым: он даже самостоятельно научился играть на скрипке.
     Очевидными были и его художественные способности. Первым заметил талант мальчика феодосийский архитектор Яков Кох. Он был первым учителем Айвазовского: давал ему уроки, дарил краски и бумагу. Кох также обратил на Айвазовского внимание градоначальника Александра Казначеева, который позже, когда юному художнику исполнилось 13, помог Айвазовскому попасть в Симферопольскую гимназию.
     Мальчик продолжал рисовать с натуры и копировать с гравюр, и о юном даровании заговорили в городе. Его следующим покровителем стала Наталья Нарышкина — дочь Федора Ростопчина и жена таврического губернатора. С помощью известного портретиста Сальватора Тончи она смогла устроить Ованеса в Императорскую академию художеств — причем на казенный счет и несмотря на то, что он еще не достиг необходимого возраста (был младше 14 лет). Президент Академии Оленин принял такое решение, прочитав письмо Нарышкиной и посмотрев вложенный в него рисунок мальчика.
     В Петербурге будущий великий художник оказался в 1833 году и начал учиться в Академии — уже не как Ованес Гайвазовский, а как Иван Айвазовский. Его приняли в пейзажный класс Максима Никифоровича Воробьева.
     Вскоре в Северную столицу по приглашению императора Николая I прибыл французский художник-маринист Филипп Таннер, которому Айвазовский был приставлен в качестве ученика. Француз свалил на юношу огромный объем черной работы. Однако Айвазовский все же находил время писать собственные картины, и в 1836 году представил их на Академической выставке, где выставлялся и Таннер. Одна из картин была удостоена серебряной медали.
     В рецензии на эту выставку «Художественная газета» похвалила молодого живописца, а француза упрекнула в манерности. Это вызвало дикую ярость у Таннера, и тот пожаловался на нерадивого ученика, нарушившего субординацию, своему главному заказчику — императору Николаю. Айвазовский формально действительно был не прав — полотна для выставки по правилам должны были отбирать учителя, он же не стал спрашивать у Таннера разрешения.
     Император, не вникая в детали, распорядился убрать с выставки картины Айвазовского. Художник впал в немилость, и дальнейшая его карьера оказалась под угрозой. Тщетно за него хлопотали Крылов, Жуковский и президент Академии Оленин. Однако они сумели привлечь на его сторону художника Александра Зауервейда, который преподавал детям императора. Этот покровитель оказался могущественней — в неформальной обстановке он смог показать Николаю картину Айвазовского. Тот похвалил юношу, велел выплатить за работу деньги и, более того, отправил со своим сыном Константином в летнее практическое путешествие по Балтике, где оба юноши вплотную познакомились с парусным флотом — правда, с разными целями. Вдобавок Айвазовского определили к новому учителю — тому же Зауервейду, который специализировался на батальной живописи.
     Учась в Академии, художник познакомился с Александром Пушкиным, которого он знал недолго (вскоре поэта не стало), но которым безмерно восторгался.
     Получив в 1837 году Большую золотую медаль Академии, Айвазовский выиграл поездку по Крыму и Европе. К слову, 20-летнего Айвазовского выпустили из учебного заведения на два года раньше, поскольку преподаватели решили, что более Академия ему ничего дать не может.
     Прежде чем отправиться в Европу, Айвазовский отметился в военных действиях — адмирал Михаил Лазарев пригласил его быть свидетелем побед русского оружия.
     Вместе с Николаем Раевским он принял участие в высадке на кавказском побережье (где ныне находится Сочи) и с блокнотом руках зарисовывал последствия кровопролитной схватки.
     В 1840–1844 годах молодой мастер путешествовал по Европе, совершенствуя свое мастерство. Первое время ему было тяжело финансово: часть своего пенсиона он посылал матери в Феодосию, а не тратил на себя. Поначалу он жил и учился в Италии. В эти годы он выработал свой творческий метод и научился работать по памяти.
     Картины, написанные в Венеции, Флоренции, Неаполе, Амальфи и Соррено, представленные на выставках в Риме и Неаполе, принесли ему большой успех.
     Его доходы начали расти, и он смог позволить себе поездку в Швейцарию, Германию, Францию и Англию. Во время путешествия его пароход попал в сильный шторм, судно посчитали утонувшим, а художника — погибшим, и в петербургских газетах даже вышли его некрологи.
     Айвазовский вернулся в Россию с триумфом. Он получил звание академика и императорским указом был причислен к Главному морскому штабу в качестве художника с правом ношения мундира Морского министерства.
      В дальнейшие годы карьера Айвазовского складывалась счастливо. В 1845 году в составе Русского географического общества он отправился в путешествие к берегам Малой Азии и греческим островам. В конце 1860-х художник совершил длительное путешествие по Кавказу и Закавказью — побывал в Осетии, Дагестане, Грузии, Армении. К этому периоду относится цикл удивительных горных пейзажей. Был он и в Египте на открытии Суэцкого канала.
     Как только позволили финансы, Айвазовский обосновался в родной Феодосии, где купил участок и выстроил на нем дом, напоминающий по стилю итальянские палаццо.
     В 1848 году он женился на гувернантке Юлии Грейвз, которая родила ему четырех дочерей. Брак закончился разводом: жена обладала сложным характером, предпочитала жить в Петербурге и не одобряла любви супруга к крымскому дому и к путешествиям. В конце концов она бросила его и стала жить отдельно, при этом вводя мужа в большие долги. В 1877 году он продал прошение в Эчмиадзинский Синод о разводе. В 1882 году 65-летний Айвазовский сочетался вторым браком с молодой вдовой феодосийского купца Анной Берназиан (Саркизовой). С новобрачной он предпринял новое путешествие по странам Средиземного моря.
     Художник Константин Лемох рассказывал, что Николай I, выйдя в море на колесном пароходе, как-то взял с собой Айвазовского. Царь стоял на кожухе одного пароходного колеса, а художник — на другом. И Николай кричал ему: «Айвазовский! Я царь земли, а ты — царь моря!»
     Осыпанный многочисленными почестями и почетными званиями (вплоть до контр-адмирала), Айвазовский продолжал писать свои морские пейзажи, которые пользовались огромной популярностью. Всего ему приписывают создание более шести тысяч работ.
     Свое 80-летие он отпраздновал написанием картины под названием «Корабли на Феодосийском рейде. Чествование Айвазовского по случаю его 80-летия» — разумеется, основанной на реальном событии, так велика была его слава на Черноморском побережье. Увы, столь любимых парусников там уже практически не было — настало время пароходов.
     Умер Айвазовский внезапно, во сне, в возрасте 82 лет, оставив после себя четырех дочерей и множество внуков. Его последняя картина «Взрыв корабля», посвященная взрыву Константином Канарисом турецкого корабля у острова Хиос в 1822 году, осталась на мольберте неоконченной.
     Проститься с ним на улицы вышел весь город, которому он оставил Феодосийскую школу искусств, построенное на его деньги новое здание Феодосийского музея древностей, вдохновленную его энергией и связями железную дорогу, водопровод и морской порт.

Примечания

     Место выбрано неслучайно. Здесь художник был крещён в 1817 году, здесь венчался со своей первой женой Юлией Гревс. За средства художника храм был восстановлен в 1888 году после пожара, а в 1900 году здесь отпевали уже самого Айвазовского.

     В 1903 году вдова художника Анна Никитична Саркизова установила мраморное надгробие в форме саркофага из цельного белого мрамора авторства итальянского скульптора Л. Биоджоли. На мраморной доске надпись: «Профессор Иван Константинович Айвазовский. 1817 – 1900». На другой стороне на древнеармянском языке слова армянского историка Мовсеса Хоренаци: «Рожденный смертным, оставил по себе бессмертную память».

Обсуждение

Авторизируйтесь через соцсеть, что-бы оставить комментарий

Загрузка комментариев
Изображение
Социальные сети и прямая ссылка

Общая информация

Дата установки: 1903 год.
Автор(ы): скульптор Л. Биоджоли
Географическое положение

Населенный пункт: город Феодосия
Муниципалитет/Горсовет: Городской округ Феодосия
Геопозиция: 45°1'19"N 35°23'21"E
Местонахождение

Памятник находится на ул. Армянской, территория храма Сурб-Саркис

Yandex.Metrica