ПАМЯТНИКИ КРЫМА

Онлайн Каталог-архив

Памятный знак "Книжка" на месте гибели мирных граждан в Васильковской балке

Мемориальная надпись

Наша память Из бронзы отлита: 

Никто не забыт, Ничто не забыто. 

3 января 1944 г. 

13:30 Васильковская балка


Смертоносным грузом с самолетов, 

зверски расстрелами немецко-фашистские 

палачи уничтожили мирных жителей, детей, 

женщин, стариков. Здесь смертью храбрых 

погибли бойцы Северного соединения 

крымских партизан.

Информация

      В ноябре 1943 г. советские войска захватили плацдарм на Керченском полуострове и на южном берегу Сиваша. Всем казалось, что еще немного, и Крым будет очищен от оккупантов и их пособников. Не оценив полностью создавшуюся обстановку, областной подпольный партийный центр (ОППЦ), находившийся в Зуйских лесах, после приказа оккупационной администрации от 29 октября 1943 г. о «добровольной» эвакуации населения из Крыма принял недостаточно обоснованное решение (не задумываясь серьезно о его последствиях) разослать своих представителей в села Симферопольского, Зуйского, Карасубазарского (Белогорского), Старокрымского, Алуштинского и Бахчисарайского районов с «задачей поднять народ на уход в лес к партизанам». К этому же призывало и обращение «К населению Крыма» (письмо жителей, ушедших в лес), выпущенное в виде листовки 3 ноября 1943 г. В результате под защиту партизан ушло в общей сложности не менее 10000 человек: женщин, стариков и детей с домашним скарбом, скотом и запасами продовольствия. Так, только из 13 населенных пунктов, расположенных вокруг Алуштинского заповедника, под защиту отрядов 4-й партизанской бригады к середине декабря ушли 2701 человек, в том числе из деревень Саблы (ныне с.Партизанское) - 437, Бодрак (ныне с.Трудолюбовка) - 529, Мангуш (ныне с.Прохладное) - 278, Бия-Сала (ныне с.Верхоречье) - 359 человек и др. Присутствие населения, расположившегося в так называемых гражданских лагерях, лишило партизан их основного боевого качества - маневренности и вынудило вести несвойственные партизанам позиционные оборонительные бои, чего, собственно, и добивалось немецкое командование, так как в период затяжных боев коммуникации 17-й армии оказывались без воздействия партизан. Наступал 1944 год. Оккупационные власти ужесточили режим. Карательные отряды сожгли почти все деревни, из которых мирное население ушло в леса, а войска, выделенные для противопартизанской борьбы, приступили к проведению операций, направленных на блокаду и уничтожение партизанских группировок в Старокрымских, Карасубазарских, Зуйских лесах и в Алуштинском заповеднике. Первыми на очереди оказались Зуйские леса, так как в них находились партизанские аэродромы, ОППЦ, три партизанские бригады и большое количество мирного населения. В ходе боевых действий с 28 декабря 1943-го по 8 января 1944 г. партизаны и мирное население понесли большие потери, очень многие пропали без вести. Значительное число мирных жителей было угнано карателями из леса в концентрационные лагеря. Опасаясь, что остатки 1-й, 5-й и 6-й партизанских бригад подвергнутся разгрому, КШПД передал в лес приказание: «Молния − Ямпольскому, Савченко… В крайнем случае сохраняйте боевой состав, маневрируйте невзирая на опасность, грозящую мирному населению… Булатов 1.1.44 г.». В результате произошла известная трагедия в Васильковской балке, где мирное население и раненые были подвергнуты массированным бомбоштурмовым ударам авиации, после чего в балку ворвались румыны и добровольцы. Партизаны провели в лесах два с половиной года. Под их защиту в свое время ушло не менее 10 000 женщин, стариков, детей с домашним скарбом, скотом и запасами продовольствия. Они образовали «гражданские лагеря» и вместе с тем лишили партизан их главного боевого качества – маневренности. Это вынудило вести несвойственные партизанам позиционные оборонительные бои, чего и добилось немецкое командование. 27 декабря 1943 года немецкорумынские войска начали «большой прочес». В начале января 1944 г. фашистский самолетразведчик отметил большое скопление людей в Васильковской балке. Через некоторое время налетевшая эскадрилья немцев стала сбрасывать с бортов смертоносные бомбы, превратив балку в настоящий ад… Воспоминания очевидца: «В ночь со 2 на 3 января нас переправили из гражданского лагеря у горы Яман-Таш в Васильковскую балку за восемь километров. Мы передвигались только пешком, а маленьких детей везли на лошадях. Иногда мы делали остановки, и нас заводили в пещеры в скалах. Хотя, что это был за отдых, ни присесть, ни прилечь, кругом снег, мы шли босые. К тому времени обувка у многих в горах стерлась, и мы вручную из парашютного шелка мастерили каждый себе ботинки. Но в горах после нескольких же шагов такая обувь разрывалась. Кормили немного, за всю ночь по жменьке кукурузы выдали, мы даже и не почувствовали ее вкус. Все ощущали голод, но ни еды, ни воды нет, поэтому снегом себе губы намочишь, и на этом все. Кстати, до балки мы с мамой на лошади подвезли одного раненого, мама ее вела под уздцы, а он всю дорогу кричал сильным криком, видимо, у него рана загноилась. Когда мы наконец-то добрались до балки, оказалось, что здесь набилось очень много народу, лошадей и скота. Маму с тремя женщинами отправили помогать раненным, их лежало очень много в небольших домиках, расположенных по краям балки. Было страшно, домик, расположенный поблизости от того места, где мы остановились, прямо гудел от стонов и криков. Мама вернулась ко мне и сказала, что в домиках никакой медицины не было, перевязочного материала не хватало. Затем она снова ушла, потому что начальник партизанского госпиталя попросил женщин хоть что-то сварить и покормить раненых. Я же устроилась ночью на опушке леса под деревом. Уже начала рассветать, как вдруг я вижу, как недалеко от меня в воздух взвились сигнальные ракеты желтоватого цвета. Причем эти ракеты шли одна за другой, видимо, кто-то тут же недалеко их выпускал. Я очень удивилась, думаю: «Что же это такое?» Потом выяснилось, что кто-то нас предал, и показал немцам, где мы находимся. Вскоре, откуда ни возьмись, налетело множество немецких самолетов, они начали бомбить балку и обстреливать ее из пулеметов. В общем, сделали из расположившихся там людей и скота настоящую кашу. После бомбежки к балке со всех сторон подошли каратели и открыли ружейный и пулеметный огонь. Сколько там народу полегло, я даже не скажу. Одного могу заметить – ужас как много народу там погибло. Во время бомбежки я пыталась хоть где-то спрятаться. Везде раздавались крики «Помоги!» Да чем я-то могла им помочь?! Бежала, куда глаза глядят. И невдалеке от балки уже вечером нас, выживших, начали собирать, появился партизанский командир, фамилии его не знаю, он имел кличку «Медведь», он объявил: «Кто здесь есть из наших, из 17-го отряда, подойдите поближе». Тут я и маму встретила, она тоже подошла к нему, а ведь во время бомбежки я ее потеряла. Господи, мама вьюки несла с мылом, а есть-то нечего. Здесь мне довелось увидеть самую страшную картину за все время войны – во время бомбежки, чтобы грудные дети не выдали наше местоположение криком, родители им сиську давали и прижимали к себе. И вот я увидела, как у одной женщины на руках лежит ребенок, который у ее груди задохнулся. Когда же мы собрались, Медведь нам сказал: «Кто может, идемте со мной, мы пробьемся, а с детьми людей я не возьму, как хотите, так и спасайтесь». Причем как сказал, так и сделал, никаких просьб и слушать не стал. Мама мне говорит: «Что же мы полезем под пули, будем здесь сидеть, вдруг немцы мимо пройдут». Неподалеку от места сбора протекала речка, и была небольшая пещера, мы туда залезли. Только устроились, как внезапно началась стрельба, видимо, это партизаны во главе с Медведем прорывались, затем выстрелы становились все тише и тише. Мы сидели в пещерке, и тут раздались крики немцев, мол, вылезайте. Так мы попали в плен. Нас повели обратно в Васильковую балку. Оказалось, что немцы и местные добровольцами сделали плетневые клетки, куда посадили раненных партизан, мы идем мимо, они просят воды напиться. Когда уже вышли из балки, то почувствовали запах гари. Обернулись – смотрим, все клетки запалили и живьем сожгли пленных. Из леса нас пешком пригнали в поселок Зуя Симферопольского района, где поставили под автоматы, и только здесь я увидела, как мало людей осталось от гражданского лагеря 17-го партизанского отряда». Всех выживших мирных жителей в Васильковской балке после бомбежки 3 января 1944 немцы и румыны взяли в плен и отправили в концлагеря. 

Примечания

      Памятный знак был установлен в 1977 году студентами Симферопольского автотранспортного техникума.

      Погибшие партизаны захоронены в братской могиле, которая находится в 8,0 км к югу от села Межгорье в Васильевской балке у небольшой речки (приток р. Бурульчи).

Обсуждение

Авторизируйтесь через соцсеть, что-бы оставить комментарий

Загрузка комментариев
Изображение
Социальные сети и прямая ссылка

Общая информация

Дата установки: 1977 год.
Автор(ы):
Географическое положение

Населенный пункт: село Межгорье
Муниципалитет/Горсовет: Белогорский район
Геопозиция: 44°55'53"N 34°25'11"E
Местонахождение

Памятник находится к северу урочище Колан-Баир, в 4,0 км к югу от с .Межгорье

Yandex.Metrica